Социально-экономическое расслоение населения

В середине 90-х годов Т.Н. Заславской удалось обобщить многочисленные эмпирические данные, прежде всего мониторинговых исследований ВЦИОМ, наиболее представительных из всех имеющихся в настоящий момент. Основная часть населения России была поделена на четыре основных слоя: верхний средний, средний, базовый и нижний. Численно доли представителей каждого слоя в конце 1995 г. составляли: верхнего среднего — 1,4%, среднего — 28,3%, базового — 64,3% и нижнего — 6%2. Кроме того, в общую картину социальной иерархии Т.И. Заславская включила политическую и экономическую элиту, а также «социальное дно», добавляя их, соответственно, на верхнюю и нижнюю строчки иерархии и доводя, таким образом, общее число слоев, составляющих вертикальную социальную структуру современной России, до шести. Для идентификации социальных слоев ею использовались десять статусных переменных: основное занятие, основной род деятельности, отрасль занятости, сектор экономики, размер организации, профессионально-должностное положение (по реальному содержанию выполняемой работы и согласно самооценке), уровень образования, самооценка квалификации и уровень доходов, которые в совокупности позволяли замерить экономический, властный (управленческий) и социокультурный потенциал.

Верхний средний слой оказался представлен собственниками крупных и средних фирм, в большинстве своем являющимися и их руководителями, почти на 90% мужчинами молодого и среднего возрастов. Это самый образованный слой: подавляющее большинство его представителей имеют специальное образование, в том числе две трети — высшее. Уровень их доходов в 10 — 15 раз превышает доходы нижнего слоя, и в 6 — 7 раз — доходы базового. Средний слой состоит из мелких предпринимателей, полупредпринимателей, менеджеров различных предприятий, бизнес-профессионалов, высшей интеллигенции, рабочей элиты, частично — работников силовых структур. Три пятых из них заняты в негосударственном секторе. Большую часть и здесь составляют мужчины, преимущественно среднего возраста. Уровень образования намного выше, чем базового, однако ниже, чем верхнего среднего. Уровень благосостояния его значительно ниже, чем у верхнего среднего, а 14% живут даже на уровне бедности (для сравнения — в базовом слое число бедных достигает, по оценке Т.Н. Заславской, 46%, а в нижнем слое — даже 65%).

Базовый слой состоит из людей, занятых квалифицированным исполнительским трудом, преимущественно в госсекторе. Это массовая интеллигенция, рабочие индустриального типа, крестьяне, работники торговли и сервиса. Около 60% этого слоя составляют женщины, чаще среднего и старшего возраста. Высшее образование имеют только 25% его представителей. Нижний слой наименее квалифицированный и наиболее бедный. Две трети его живут за чертой бедности, из них четверть — на уровне нищеты. 70% — женщины, а доля пожилых в три раза выше средней.

В результате проделанной отечественными социологами огромной работы стала в общих чертах прорисовываться модель стратификации российского общества. По общему мнению, около 60% населения сосредоточено в слое, занятом малооплачиваемым исполнительским трудом средней и низкой квалификации. При этом оставшаяся часть населения примерно поровну делится па «средний» слой, включающий в основном молодых высококвалифицированных специалистов, преимущественно мужчин, работающих, как правило, в частном секторе экономики, и «низший» слой, где сосредоточены работники госсектора (в основном неквалифицированные рабочие и служащие), а также сельские жители. Это в основном немолодые люди, преимущественно женщины.

Основой экономической стратификации, в каком бы значении ни употреблялось данное понятие, выступает дифференциация доходов. Дифференциация доходов — разделение людей по величине доходов, которая измеряется в децильных коэффициентах. С 1992 г. в стране происходит рост дифференциации доходов. По разным оценкам, децильный коэффициент сегодня составляет 10—25 раз. Так, по оценке Всероссийского центра уровня жизни при Минтруде РФ, 10% наиболее обеспеченных слоев населения имели доходы в IV квартале 1995 г. в 15 раз превышающие доходы 10% наименее обеспеченных. В Европе это различие составляет не более 6—8 раз3. По данным Госкомстата, в 1995 г., соотношение средних доходов 20% с наименьшими доходами и 20% с наивысшими доходами составляло 8,5 раз. (В 1991 г. это соотношение равнялось 2,6.) Коэффициент Джини в 1994 г. был равен 0,260, а в 1995 г. он был 0,38 Г1. Между тем, социологи утверждают, что при росте децильного коэффициента дифференциации до восьмикратного уровня возникает опасность социальной деградации общества.

Согласно полученным данным, в структуре населения не выявлен «средний класс». По мнению Н.М. Римашевской, в качестве фундамента рыночных отношений этот класс фактически отсутствует. На его месте образовалась структурная пустота. Лишь пятая часть населения оказалась в интервале с доходом от 1000 до 100 долл., а именно там, по предположениям ученых, должен находиться средний класс. Итак, в середине общественной пирамиды находится относительно незначительная доля населения, материальное положение которого очень различается. Дифференциация настолько заметна, что одна часть «середняков» скорее примыкает к расположенной выше группе обеспеченных, а другая — к находящемуся ниже слою малообеспеченных. Между ними образовался провал, означающий, что в обществе еще не сформировался либо отсутствует средний класс.

Средний класс покидает привычное место в середине пирамиды и разбегается по двум полюсам — одна часть тяготеет скорее к полюсу богатства, другая к полюсу бедности. Такое состояние называется поляризацией доходов. Два полюса это, по мнению Н. Римашевской, «две России», расходящиеся в разные стороны. Они резко отличаются поведением, предпочтениями, ориентациями. Возникли даже два потребительских рынка, существенно отличающихся не только ценами, но и набором потребительских благ. Отсутствие среднего класса и две уходящие друг от друга России — серьезный источник социальной напряженности.

В росте социальной поляризации ученые видят признаки социальной, а затем и физиологической деградации основной массы населения.

Эмпирическое измерение экономической стратификации населения Нижнего Новгорода провел в середине 90-х годов В.Ф. Анурин. Критериями стратификации послужили три показателя: отношение к собственности (на средства производства), место в организации труда и размер дохода. Данные исследования позволили выделить несколько социоэкономических страт. Наемные работники государственного сектора: все те, кто указал, что работает в течение полного рабочего дня на госпредприятии, причем эта работа является для них единственным (или основным) источником средств существования (55,6% от общего числа опрошенных). Наемные работники частных предприятий — работающие весь день на частном предприятии, не являясь его владельцами или совладельцами, и эта работа — единственный источник (10,6%). Бизнесмены: те, кто работает полный день на частном предприятии, будучи его единоличным владельцем (2,7%), или же указывает в качестве основного занятия «независимый предприниматель» (6,9%). Кроме того, сюда не вошли те, кто занимается бизнесом в качестве источника извлечения дополнительных доходов.

Таким образом, общая численность бизнесменов — 9,6%. Помимо трех основных страт можно выделить страту безработных (согласно формулировке анкеты — «имею официальный статус безработного»), Их 4,2%. Внутри двух первых страт целесообразно выделить также менеджеров в качестве особых страт — государственных (6,7%) и частных (3,5%) предприятий.